Friday, 15 June 2018

Верхний пост — напоминалка по конфам

Сделаю-ка себе напоминалку по предстоящим конференциям с числами дедлайнов.
Поехали.
UPD. Список конференций буду обновлять по хронологическом принципу (прошедшие дедлайны ближе к концу списка).

1. Plagiarising Posterity: Reading the 19th Century Backwards, Эксетерский университет (организаторы — The BASEES Study Groups for Nineteenth and Twentieth-Century Literature and Culture), 8 июня; дедлайн — 4 мая.
2. Science Fiction and Communism, Благоевград, Болгария (организатор — Американский Университет в Болгарии), 26-27 мая; дедлайн — 23 февраля.
3. Victorian Popular Fiction Association 10th Annual Conference, Лондон (организатор School of Advanced Study (SAS), University of London, Senate House), 3—7 июля 2018 г.; дедлайн — 2 марта.
4. Postgraduate Conference “Otherness in Russian Literature and Culture”, Оксфорд, 16-17 мая 2018 г.; дедлайн — 25 февраля.
5. BASEES-2018, Кембридж (Фицуильям колледж), 13-15 апреля 2018; дедлайн — 16 сентября (по индивидуальным заявкам), 30 сентября (заявки по панелям). UPD: дедлайн по подаче индивидуальных и коллективных заявок продлен до 13 октября.
6. The Red and the Black – The Russian Revolution and the Black Atlantic (организатор — UCLan-Университет Центрального Ланкашира, Престон, Великобритания), 13-15 октября 2017 г.; дедлайн — 22 сентября  (UPD. Регистрация открыта; дедлайн для аспирантов, претендующих на финансовую поддержку: 22 сентября).
7. Auto/Biography and the Family” (организатор — AvtobiografiЯ, Вольфсон колледж, Оксфорд),  19-21 июля 2018 г.; дедлайн  30 января.

Thursday, 24 May 2018

Флорентийские tutti quanti: ч. 4 (фотографии из Museo Dell'opera del Duomo)

Как и обещала, визуал из музея к предыдущему посту:


Флорентийские tutti quanti: ч. 4

Вообще-то, главной целью посещения музея была микеланджеловская Пьета, но Флоренция снова все изменила. Сильнейшие впечатления сегодняшнего дня после фресок Баптистерия — или, может быть, уместнее уже говорить об оттисках впечатлений, когда ни мозг, ни воображение уже не справляются с объемами эстетических задач, — абсолютно современный и совершенно пазолиниевский Христос из «Евангелия от Матфея», благословляющий Спаситель Тино ди Камаино из двадцатых годов четырнадцатого века; скульптуры Донателло, и особенно его Авраам, почти принёсший в жертву смирившегося со всем, но все же так естественно, и мучительно, и страшно сжавшегося Исаака; флорентийские мастера раннего кватроченто с их жемчужными евангелистами, святой великомученицей Катериной и ее житием и натуралистичным, но и полубесплотным святым Себастьяном; сохранившиеся инженерные чертежи нефа Дуомо и посмертная маска Бруннелески — и, наконец, сама Пьета, сумрачная, странная той завораживающей живостью, которая так редка даже в самых великих скульптурах, сильная током горестного движения к зрителю, в обратной перспективе от огромного и целостного к малому и несовершенному. 
Ещё столько всего впереди, а у меня в голове кружится бесконечный художественный калейдоскоп.
(Мобилография этого дня; фото из Museo Dell'opera del Duomo запощу отдельно)


Wednesday, 23 May 2018

Флорентийские tutti quanti: ч. 3

В день своего рождения, 18 октября 1894 г. Лидия Шварсалон написала Вяч. Иванову: «Флоренция принесла мне столько нового, и столько прекрасного, и столько странного. Я не знала, что в моей душе столько туго натянутых, тонких и чутких струн». Это, пожалуй, идеальное отражение моих собственных мыслей и чувств о Флоренции и ее Zeitgeist’е, и ведь пошел только второй день нашего пребывания тут.


Tuesday, 22 May 2018

Флорентийские tutti quanti: ч. 2 (фотографии)

И фото к предыдущему посту:


Флорентийские tutti quanti: ч. 2

Писать о флорентийских впечатлениях трудно. Собственно, писать о любом великом городе непросто — всегда есть опасность скатиться либо в дробное путеводительство, либо в излишнюю чувствительность (в последней, впрочем, нет особого греха, кроме, разве что, эмоциональной изобильности, внушающей читателю некоторую неловкость деликатного свойства). Флоренция, конечно, больше любых о ней рассказов: есть в ее грандиозности какое-то неуловимое лукавство, заставляющее наблюдателя тревожиться о собственных эстетических границах пуще обычного — а ну как не сдюжит перед океаном искусства, не поймет и не оценит? В случае с Флоренцией не подходит и типическое «очароваться городом»: ее громадность подавляет. Парадоксальность флорентийского чуда в том, что его полнота, совершенство и цельность не оставляют места для дозированной созерцательности: вот уж как вошло в голову, так и сидит там, и попробуй теперь забудь.

Monday, 21 May 2018

Флорентийские tutti quanti: ч. 1

Итальянские типажи
- старик в темной одежде с задубевшим от солнца лицом, обхватил затылок руками, стоит на вокзале и задумчиво смотрит в темноту — персонаж братьев Тавиани или пазолиниевских «Птиц больших и малых»;
- хозяин нашей гостиницы «Беатриче» (ну а как ещё может называться наша гостиница), говорящий на тарабарской, но понятной смеси английского и итальянского — рагацци, никакого беспокойства, Фьоренце вам понравится, здесь, правда, туристические толпы из Швейцарии и Германии, у них каникулы, но и вам места хватит;
- официант из вчерашнего ресторана — синьоры, если захотите оставить чаевые, то лучше наличными, в стране кризис, сами понимаете; упаковал нам райскую еду с собой;
- черные как уголь подростки, у которых в наушниках народная итальянская музыка, а не коллективный рэперский джейзи;
- дети в полночь на улицах, отплясывающие с родителями под дверями какой-то крошечной забегаловки — какой тут может быть сон.
Сон — может: утром сквозь деревянные ставни нашла на нас пронзительная синь под звон колокола с соседней часовни.
(И первые фото из флорентийской траттории, деланные тем же вечером сразу по прибытии)


Sunday, 20 May 2018

Предваряющее флорентийские tutti quanti (немного радомных фото)

Фото к предыдущему посту снова складываю отдельно, чтоб не терялись.



Предваряющее флорентийские tutti quanti

С Флоренцией, в общем, получилось сложно. Если после прошлогоднего Рима у меня было абсолютно чистое ощущение восторга и покоя, то массив флорентийских впечатлений вышел каким-то тревожно-пестрым, с отдельными всполохами предельной, правда, яркости — Фра Беато и Фра Филиппо Липпи в Уффици, Фра Беато в Сан Марко, фресковые пространства Монастыря Усопших в Санта Мария Новелла, византийская мозаика Сан Миниато и тамошняя ризница с росписью Спинелло, а еще табернакль в Орсанмикеле и почему-то разноцветные переплеты пятен на мраморе Санта Кроче от витражей.
Но Дуомо, но его площадь вместе с Баптистерием, но Понто Веккьо с памятником Челлини, облепленные туристами так кучно, что было чувство сиденья на головах — тем тоскливее было осознавать, что ты-то сам ничем не лучше, ты тоже часть этой туристической активной массы и тоже хочешь урвать свой кусок прекрасного, только твое хищное желание тебя не выдает с головой, но городу-то без разницы: он бы и рад нас всех выплюнуть из своих темперных улочек, да не может. Отторжение чувствовалось и печалило.

Saturday, 19 May 2018

Вернулись домой, и как же здесь хорошо!.. Я, кажется, подхватила по пути простуду, но все это не имеет значения, когда дома тебя ждет твой кот.
Завтра начну постить свои флорентийские  tutti quanti: с городом получилось сложно, и я не думаю, что вернусь туда в ближайшее время. Может быть, когда-нибудь потом.