Friday, 20 October 2017

Верхний пост — напоминалка по конфам

Сделаю-ка себе напоминалку по предстоящим конференциям с числами дедлайнов.
Поехали.
UPD. Список конференций буду обновлять по хронологическом принципу (прошедшие дедлайны ближе к концу списка).

1. International Conference on London Studies “Myths, Tales and Urban Legends”Лондон (организатор — Interdisciplinary Research Foundation и London Centre for Interdisciplinary Research), 25 ноября; дедлайн — 15 августа.
2. International Conference on Slavonic and East European Studies, Краков (организатор — Interdisciplinary Research Foundation), 22—23 сентября; дедлайн — 31 мая (уточнение: дедлайн продлен до 30 июня).
3. International Conference on Poetry Studies, Лондон (организатор — Interdisciplinary Research Foundation), 27 мая; дедлайн — 31 марта.
4. Victorian Popular Fiction Association Conference “Travel, Translation and Communication”, Лондон (Senate House), 19—21 июля; дедлайн — 15 апреля.
5. ‘Fantastic London: Dream, Speculation and Nightmare’, Лондон (the Institute of English Studies, University of London), 13—14 июля; дедлайн — 17 марта.
6.International Conference on Music and SoundsВаршава (организатор — Interdisciplinary Research Foundation), 22 апреля; дедлайн — 28 февраля.
7. International Conference: 'Narratives of The Therapeutic Encounter : Psychoanalysis, Talking Therapies and Creative Practice’, Эдинбургский университет (Шотландия), 7-8 декабря 2017 г.; дедлайн — 31 января 2017 г.

Wednesday, 19 July 2017

Nothings and triviality

Случайно узнала, что на днях исполнилось 30 лет со дня выхода на экраны «Гардемаринов». Помню, что премьера состоялась в 1987 г., и я смотрела их с бабушкой и дедушкой. Почему-то больше всего запомнились не сами гардемарины, не Анастасия Ягужинская (Лютаева там невероятная красавица, конечно) и даже не Боярский (ему на роду было написано играть французов, что и говорить), а фраза Стржельчика: «Бумаги Бестужева похищены! А похититель — Нос! де Брильи!».  
До этого было лицо Ясуловича — «издевательство какое-то». И снова Стржельчик — «Шетарди ведет игру за моей спиной» (у него, по-моему, куриная нога была в кулаке зажата, обглоданная).
Чорт знает что только не оседает в памяти.
А фильм хороший, детский, такие приключения Электроников на лошадях и в треуголках.

Tuesday, 18 July 2017

Слушайте, как здорово! Моя лондонская история с Хелен получила продолжение: после возвращения домой я написала на сайте Oasis'а, что очень хочу поблагодарить ее за ту неоценимую помощь, которую она мне оказала. И сейчас мне пришло от неё ответное письмо! Ей передали мою благодарность: как же я рада! Ура!
Человеческое братство и помощь рулят.

Перед тем, как постить конференционное

Снова подумала вдруг об иррациональности визуальных предпочтений. Пока искала фото Блока и ГФЛ для презентации доклада, еще раз обратила внимание на их внешнее сходство, особенно на «молодых» снимках: не то, чтобы эта похожесть сразу бьет в глаза, но все-таки она несомненно есть — оба были высокими, большеносыми, с удлиненной головой и крупными руками и ногами. Конечно, у ГФЛ самой значительной частью лица была массивная далеко выступающая вперед челюсть, а у Блока подбородок выглядит пропорциональным относительно остальных черт, но тяжелый взгляд, характерная сжатость губ, присущая, скорее, людям замкнутым, у них обоих совершенно одинакова. При этом Блок всю жизнь числился в красавцах, а Лавкрафт считался не просто некрасивым, а монстрообразным, свыкшись с материнским «ты так уродлив, что тебе лучше вообще не показываться на людях». Все-таки в восприятии подчас нет никакой логики.

Monday, 17 July 2017

Садовые хроники: терновник, или Они уже близко ©

Между тем, сумасшедшее дерево терновник требует от нас жертвоприношений в виде сливового варенья с лимоном, апельсином и корицею. Чует моё сердце, нужно будет купить ещё сотню килнеровских банок к уже имеющейся тысяче (или двум). Если кому надо джемов/чатни в промышленных кол-вах, обращайтесь: устроим.


Nothings and triviality (ну, не совсем)

В новостном выпуске репортаж из Нортумберленда: в леса Килдер впервые за последнее тысячелетие планируется выпустить рысей. Показывают местную школу и учителя начальных классов, который рассказывает о рысьем великолепии: ученики лет семи внимательно слушают. Затем следующий кадр, и камера фокусируется на крупном животном с кистями-локаторами на ушах, осторожно пробирающемся сквозь влажную листву: рысь щурится и лижет огромную лапу размером с бревно.
Корреспондент берет интервью у местного фермера, который пасет своих овец недалеко от лесной опушки: он недоволен и сетует, что рыси начнут нападать на его стадо; во время репортажа в кадр торжественно входит невероятно грязная овца с черной мордой и начинает громко блеять — фермер невозмутимо ее отгоняет.
Владелец местного паба, как будто сошедший со страниц средневекового Часослова, рассуждает о потенциальном рысьем профите (больше посетителей, которые захотят поглядеть на зверя хоть одним глазком — выручка рекой).
Manna dew.

Sunday, 16 July 2017

А еще, конечно, я бесконечно благодарна девушке Хелен, работающей в магазине “Oasis” на Тоттенхем Корт роуд, 22. Дело в том, что к церемонии в Royal Society я готовилась так тщательно, что решила надеть все лучшее сразу выбрать обувь на самых высоких каблуках, которые только можно найти на мой деликатно-гигантский размер. О счастье, о восторг, черные туфли на пятнадцатисантиметровом устойчивом, кстати говоря, каблуке были найдены, загодя опробованы дома перед Пиколом (я совершила несколько пируэтов вокруг его хвоста, за что удостоилась презрительного жолтого прищура) — в общем, к празднованиям я была готова.
Поздним утром в день торжества вышли из гостиницы и решили пройтись пешком до Карлтон Хауз Террас — я с подсвеченным разнообразными способами лицом, в заранее приготовленном костюме, нитке бус (цеплялись за стимпанкерские пуговицы жакета) и на свежеопробованных каблуках. Через пять минут внутренний голос хрипло прошипел, что все идет не совсем по заранее запланированному сценарию: туфли оказались велики, и левая нога (почему-то именно она совершила предательство первой; правая держалась до последнего) из них решительно вываливалась по ходу движения, строго через каждые полметра. Все это время я почти непринужденно беседовала с Л. о предстоящей церемонии, с элегантной решительностью жонглируя в воздухе сползшей туфлей (пряжка на носке нестерпимо блестела на солнце): в сознании настойчиво замаячили кадры с Плисецкой в «Умирающем лебеде» (наверное, в постановке Мих. Фокина). В какой-то момент Л. обеспокоенно спросил, все ли со мной хорошо и могу ли я идти дальше («Аыыы!» — завопил внутренний голос). «Конечно, что за вопрос!» — бодро простонала я, и в этот момент левая туфля соскочила с ноги и плавно отлетела в сторону милой японской дамы (не очень далеко, метра на два; даму не задело, но немного испугало).

Церемония в Royal Society: как это было

Ну что, пора немного рассказать о вчерашней церемонии вступления Л. в Royal Society, оно же Лондонское королевское общество по развитию знаний о природе, оно же Королевская Академия наук. 
Мы приехали в Академию (она располагается по лондонскому адресу 6–9 Carlton House Terrace) примерно в двенадцать часов пополудни: где-то через полчаса академиков с гостями пригласили на ланч, который напомнил мне Feasts в Клэр колледже (замысловато приготовленные салаты и закуски, когда не совсем понятно, что и из чего именно сделано; petit four в виде крошечных разноцветных макарун с кофе — как раз на один коренной академический зуб, пока разглядываешь портреты великих ученых на стенах, среди которых особенно выделяется один, написанный Сальвадором Дали и подаренный Академии).


Saturday, 15 July 2017

Вернулись домой. Мне, конечно, нужно переварить впечатления этих двух потрясающих дней, а потом, пока не забыла, описать церемонию в Королевской Академии наук, и скипетр Карла Второго, и Музей Royal Society, и портреты Локка и Ньютона рядом с Резерфордом и Эйнштейном, и речи академиков, и все-все-все. Vivat Academia! Vivant professores!

Wednesday, 12 July 2017

Сегодня вечером едем в Лондон, где пробудем два дня до пятницы — в четверг утром выступаю на конференции и в четверг же у Л. торжественное выступление в Royal Society, в пятницу ланч с другими академиками и обратно домой. мы оба здорово устали за эти полтора месяца, и со следующей недели, наконец-то, берем передышку до напряженного августа.
Ну и немного цветочно-садовых tutti quanti: Пикол, пыльные розы и новые нежные пионы.