Sunday, 15 January 2017

Верхний пост — напоминалка по конфам

Сделаю-ка себе напоминалку по предстоящим конференциям с числами дедлайнов.
Поехали.
UPD. Список конференций буду обновлять по хронологическом принципу (прошедшие дедлайны ближе к концу списка).

1. III International Conference Visiones de lo Fantástico: ‘Horror and its Shapes’: Tribute to H. P. Lovecraft and Cristina Fernández CubasUniversitat Autònoma de Barcelona (Барселона, Испания), 28-30 июня 2017 г.; дедлайн — 1 декабря 2016 г.
2. The British Society for Literature and Science Annual Conference, Университет Бристоля, 6-8 апреля 2017 г.; дедлайн — 9 декабря 2016 г.
3. XVI International Congress of Slavists (еще инфо на сайте Белградского университета), Белград (Сербия), 22-27 августа 2018 г.; дедлайн — конец декабря 2016 г.
4.Refiguring Romanticisms: Cross-Temporal Translations and Gothic Transgressions, Утрехт (Нидерланды), Утрехтский университет, 6-9 июля 2017 г.; дедлайн — 23 сентября.
5. Multilingualism and Theory: Critical Intersections and Literary Studies on the MoveУтрехтский университет, 6-9 июля 2017 г.; дедлайн — 23 сентября.
6. International Conference on “Resistance(s): Between Theories and the Field” (Université Libre de Bruxelles – ULB, Бельгия), 14-15 декабря; дедлайн — 15 октября.
7. Redefining Allegory, Лондон (Queen Mary, University of London), 24 сентября; дедлайн — 24 августа.
8. BASEES-2017, Кембридж (Фицуильям колледж), 31 марта-2 апреля 2017; дедлайн — 16 сентября (по индивидуальным заявкам).

Friday, 2 December 2016

Nothings and triviality

Рылась в шкафу, потянула за какую-то ленту, и на голову полетели флаконы с духами — и ведь планировала расставить их на верхней полке в каком-нибудь особенно элегантном беспорядке, а вместо этого получился беспорядок обычный — малопредсказуемый (парфюмерия вперемешку с прошлогодними рождественскими открытками, новогодними масками, с которых облетели блестки, пожелтевшими салфетками в-обед-сто-тыщ-лет и т.д., и т.д.); по носу больно щелкнула десятикопеечная советская монета (э-э). Оранжевый Kookaї — моя студенческая нежная гелиотроповая любовь: я стояла в запорожском магазине на Площади Свободы, чуть не прижавшись носом к полке, и рассматривала флакончик, учуяв терпковатый веселый аромат (купила его потом с какой-то президентской, что ли, стипендии); найденные на ебее Vivre Molyneux в память о маме — аромат стал резким и душноватым, я им не пользуюсь, но регулярно открываю и нюхаю не флакон даже, а зубчатую пробку;

Польские tutti quanti: ч. 3

Как же хорошо в Варшаве. Здесь красиво, и чисто, и просторно, и на каждом шагу книжные и кофейни, здесь много молодежи — университетских мальчиков и девочек, они покупают с лотков сдобные булки в сладкой крошке и едят их прямо на ходу; здесь старушки в шляпках с аккуратно подведенными глазами выгуливают толстых маленьких собачек с хвостом-колбаской; здесь уличные музыканты играют отличный джаз на проспектах; здесь фантастически подсвечены ар нувошные ворота в старом городе, а около ресторанов растут гигантские цикламены, и зябкий туман им нипочем; здесь вкуснейшая еда — вареники, бигос и голубцы, и главное — вовремя остановиться (с этим сложнее); здесь ты чувствуешь себя так, будто вернулся сюда после долгого перерыва, хотя никогда прежде тут не бывал. В Варшаве прекрасно, и сюда нужно, конечно, приехать снова — уже не на конференцию, а просто так, в гости.
Немного гастрономической мобилографии на память:


Польские tutti quanti: ч.2

Немного запуталась в улицах и вбежала в здание на последних минутах перед концом регистрации. Увидела постер конференции с номером аудитории и решила уточнить, где она находится: на ресепшн сидел пожилой дяденька, похожий на деда Мороза. Впопыхах поздоровалась с ним по-польски, а потом перешла на английский и спросила, где искать нужный мне зал. Дяденька на секунду задумался, покачал головой: я показала на постер. Он кивнул и сказал: «Другий» (очень похоже на украинский). Потом — видимо, для усиления эффекта — повторил «другий» ещё громче раза два-три и указал на лестницу. Я поблагодарила, сказав почему-то вместо «бардзо дзенькуе» «щиро дякую», чем, судя по всему, повергла дяденьку Мороза в некоторое недоумение. А что делать!.. Все языки в голове перемешались в больших количествах.
***
Первый день конференции International Conference on Slavonic and East European Studies: политическая секция.

Польские tutti quanti: ч.1

Пора, наконец, начать постить польские заметки на полях.
***
Из аэропорта ехали на автобусе. Поглядели расписание — наш появился через две минуты, как пришли на остановку: удача и везение. Попытались оплатить проезд водителю, он только неопределенно мотнул головой — мол, не сейчас (?), проходите, не задерживайтесь. Мы и не задержались: сели на передние сиденья, а прямо за нами — электронный компостер. Рядом никого не было, спросить некого; ехали встревоженные. На остановках (очень коротеньких) заходили люди, и никто ничего не оплачивал — у всех проездные, что ли? Люди прибывали, на остановке «Мединститут» в автобус заскочила группка симпатичных девушек — видимо, студенток. Их веселая болтовня была интуитивно-понятна, как и светящаяся реклама за окном, и вывески — «Аптека», «краватки» (галстуки, конечно: любой, знающий украинский, сразу поймет).

Thursday, 1 December 2016

Новая стимпанкерская зима и Кембридж

Вот и пришла зима — моя пятая зима в Кембридже. Здесь стоят чудесные солнечные дни, сухие и морозные. Мне нужно работать (внести окончательную правку в статью о Блоке и Лавкрафте), но я не могу отказать себе в прогулках по городу.
Искала сегодня всякие картинки на стимпанкерскую тему и наткнулась на удивительную подборку работ Вадима Войтеховича на DeviantArt — великолепные стимпанкерские пейзажи, в том числе и зимние. Запощу сюда наиболее понравившиеся:




Польские tutti quanti запощу завтра.

Wednesday, 30 November 2016

Кто в волнении и страшной спешке написал заявку на лавкрафтианский симпозиум в Испании (дедлайн — 1 декабря), отправил ее, вздохнул облегченно, а потом проверил сайт конференции и выяснил, что сроки дедлайна отодвинулись до 1 января 2017 г., тот я.

Tuesday, 29 November 2016

У каждого, конечно, свои резоны, принимать или не принимать участие в ретро-флешмобе «Я десять лет назад»; мне же этого делать совсем не хочется. Вовсе не потому, что я оригинальнее других и «иду против течения» — нам не двадцать, и такими глупостями никто давно не заморачивается, да и в фейсбуке любая даже самая заметная манифестация забудется уже на следующий день; и не потому, что «нечего вспомнить» — моя жизнь, в целом, была не самой веселой, но это была обычная жизнь со всем сопутствующим комплексом хорошего и не слишком. Просто я не люблю принуждения к воспоминаниям: память — вещь своенравная, и только от нее зависит, каких призраков она подарит в следующий момент сознанию; заставить себя вспомнить «что-нибудь» так же бессмысленно, как искусственно усиливать радость или вызывать никчемные слезы. Надо будет — и она услужливо подкинет тебе момент твоего триумфа или (чаще) поражения. Мир подневольных воспоминаний похож на тот, что описан Бартом — мир без усилий любви, «мир чувственно бедный, абстрактный, выжатый, лишенный аффективных нагрузок». Он не нужен, как не нужны понукаемые кнутом массового запроса вымученные мысли о прошлом.

Monday, 28 November 2016

Вернулись (плюс ссылка на доклад на Академии)

Вчера ночью вернулись домой и зацеловали кота; поездка была великолепной. Варшава сказочно-прекрасна, и я  хочу вернуться в Польшу при первой же возможности. Завтра запощу польские tutti quanti, а пока что по ссылке на Academia.edu — мой доклад о Блоке и Первой мировой.