Thursday, 15 February 2018

Верхний пост — напоминалка по конфам

Сделаю-ка себе напоминалку по предстоящим конференциям с числами дедлайнов.
Поехали.
UPD. Список конференций буду обновлять по хронологическом принципу (прошедшие дедлайны ближе к концу списка).

1. Postgraduate Conference “Otherness in Russian Literature and Culture”, Оксфорд, 16-17 мая 2018 г.; дедлайн — 25 февраля.
2. BASEES-2018, Кембридж (Фицуильям колледж), 13-15 апреля 2018; дедлайн — 16 сентября (по индивидуальным заявкам), 30 сентября (заявки по панелям). UPD: дедлайн по подаче индивидуальных и коллективных заявок продлен до 13 октября.
3. The Red and the Black – The Russian Revolution and the Black Atlantic (организатор — UCLan-Университет Центрального Ланкашира, Престон, Великобритания), 13-15 октября 2017 г.; дедлайн — 22 сентября  (UPD. Регистрация открыта; дедлайн для аспирантов, претендующих на финансовую поддержку: 22 сентября).
4. Auto/Biography and the Family” (организатор — AvtobiografiЯ, Вольфсон колледж, Оксфорд),  19-21 июля 2018 г.; дедлайн  30 января.
5.The Second Annual Ann Radcliffe Academic Conference at StokerCon 2018 (организатор — the Third Annual StokerCon, Провиденс), 1—4 марта 2018; дедлайн — 27 ноября.
6.The Third Biennial Dr. Henry Armitage Memorial Scholarship Symposium (организатор — NecronomiCon Providence), 17-20 августа, дедлайн — май.
7. The American Weird: Ecologies & Geographies (организатор — Гёттингенский университет), 12-14 апреля 2018 г.; дедлайн — 15 августа.
8. Revolutionary Dostoevsky: Rethinking Radicalism (организатор  UCL-SSEES, факультет славистики Университета Лондона), 20-21 октября; дедлайн — 4 августа.
9. International Conference on London Studies “Myths, Tales and Urban Legends”Лондон (организатор — Interdisciplinary Research Foundation и London Centre for Interdisciplinary Research), 25 ноября; дедлайн — 15 августа.

Thursday, 18 January 2018

The S. T. Joshi Endowed Research Fellowship

И снова от крыт прием заявок на полномасштабное исследование по ГФЛ и Лавкрафтиане в Провиденсе. Научные организации — Брауновский университет, Библиотека Хей и мое любимое издательство “Hippocampus press” (вкупе с Aeroflex Foundation). Работать с Джоши! С рукописями ГФЛ с его родном городе! Господи.
Попробую подать заявку, хоть и понимаю, что шансы мои минимальны. Дедлайн — 15 февраля. Пора писать абстракт (2500 знаков).

Wednesday, 17 January 2018

Кофейное-дурацкое

Все мои друзья, конечно же, знают, что без кофе я не человек: это мое горючее, десерт, вино и что угодно. Идея повесить на кухне рядом с кофемашиной и кофемолкою дурацкие винтажные таблички, этому посвященные, по-моему, нисколько моей любви не противоречит. Тихо радуюсь, в общем. Шалость удалась.



Традиционное подснежниковое

По обыкновению, очередные свидетельства сурового января в саду: в этом году они вылезли еще раньше, несмотря на все обещания ненастья и похолодания. Им, по-моему, все нипочем. Мне пора бы уже привыкнуть (все-таки пять лет как-никак!), но я не могу: каждый раз сказка «Двенадцать месяцев».



Tuesday, 16 January 2018

Задумчивое-малозначительное

Я тот самый человек, 
- у которого нет Нетфликса, 
- который не видел ни одного фильма-экранизации комиксов и смутно отличает Marvel от DC и то только потому, что о них рассказал Л., читавший их в юности;
- не видел ни одного фильма с актрисой Дж. Лоуренс, и это ничуть не мешает не выносить ее физиономию на дух (здесь был triple negative: так победим); 
- ничего не знает о криптоанархизме, биткоинах и блокчейне.
Да, я существую.

Nothings and triviality

Картинка дня: тщедушный паренёк с вытравленной пероксидом челкой (привет, электромонтажное ПТУ на Бабурке, куда нас, девятиклассников, водили на экскурсию ранней слякотной весной) красит двери модного магазина оправ (за все время тут не видела внутри ни одного посетителя, хотя даже в лавке Христианской Науки, что напротив, они бывают), а на средней ступеньке его стремянки лежит откушенная голова пряничного человека. Праздники закончились.
Елку все равно пока не уберу.

Monday, 15 January 2018

Сегодня выступила на радио «Свобода» в программе И. Толстого о блоковской переписке. Рассказала о работе над томом и обо всех причастных. Голос, по-моему, дрожал, страшно волновалась, и что там в итоге получилось, не знаю. Эфир примерно через две недели.

Sunday, 14 January 2018

После выхода книги так пока и не могу сосредоточиться толком: понимаю, что огромный пласт жизни закончился, занявший без малого 11 лет, и, хотя распланировала себе весь научный план на год вперед, пока что теряюсь и не нахожу себе места. Наверное, это у всех так, но меня и пугает это, и волнует одновременно.
(Картинки встречи Старого Нового года под настроение)



Friday, 12 January 2018

Все-таки жить в старом доме занятно: несколько дней назад наткнулась на сайт «найди своих родных до 1939 г.» (релевантен для Британии), а также «узнай, кто жил в твоем доме по состоянию на 1939 г.»* Я рассеянно вбила в столбцы свой адрес, ни на что особенно не рассчитывая: архивный опыт и, вообще, опыт работы с виртуальными библиотеками и электронными базами научил тому, что первый клик обычно ни к чему не приводит, а заморачиваться специальным расширенным поиском я и не планировала.
Но нет. ©
Страница сразу же обновилась и выдала мне информацию по нашему дому: в 1939 г. по текущему адресу числился один домовладелец плюс еще три жильца. Итого, четыре человека — семья, конечно. Фамилию человека я опущу из соображений виртуальной безопасности, а имя назову: звали его Джордж Уолтер такой-то, и родился он в 1884 г. Коренной кембриджец, эсквайр. Вторым в списке идет имя его жены Элси: остальные домочадцы, по-видимому, дети. 
Что с ними стало? пережили ли они войну? Я не знаю. Хочется надеяться, что пережили, и наследники так и продолжали жить по тому же адресу вплоть до 60-х годов, когда сюда переехала владелица дома, у которой Л. впоследствии его и купил.
_____________________
*В 1939 г. в Великобритании состоялась последняя полная довоенная перепись населения: данные за предыдущие годы считаются неполными, а на результаты всех следующих лет повлияла война; именно поэтому итоги переписи 1939 г. называют самыми статистически адекватными для всей английской истории ХХ в.

Бытовое-ономастическое

Моя восхитительная парикмахер называет меня Элайнией (в пандан ко всем возможным и невозможным версиям моего, всегда казавшегося мне элементарным, имени), и мне это даже нравится. Немного напоминает, правда, страдающих романтических героинь латиноамериканского чиклита, но сходством в данном случае можно и пренебречь.